sud

Искусство толкования или долгожданное письмо об ослаблении давления, говорите?

Комментарии и письма — вещи разные

17 апреля 2017 интернет взорвали публикации: ФНС выпустила письмо, в котором призывает инспекторов ослабить давление на бизнес и не доначислять налоги за формальные нарушения.

Между тем говорить об оттепели в налоговых правоотношениях преждевременно. Об этом свидетельствуют и поправки, внесенные в Налоговый кодекс, об увеличении ответственности и размера санкций с 01 января 2017 года, и тенденции судебной практики.

Да и само письмо ФНС РФ от 23 марта 2017 года № ЕД-5-9/547/@, наделавшее столько шума, при ближайшем рассмотрении влечет не ослабление гнета, а лишь коррекцию методики доначислений. «При отсутствии доказательств подконтрольности спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику налоговым органам необходимо исследовать и доказывать недобросовестность действий самого налогоплательщика по выбору контрагента и обстоятельств, свидетельствующих о невыполнении соответствующей хозяйственной операции контрагентом налогоплательщика (по первому звену)», — пишет ФНС. — Установление по результатам налоговой проверки факта подписания документов от имени контрагентов лицами, отрицающими их подписание, не является безусловным и достаточным основанием для вывода о непроявлении налогоплательщиком должной осмотрительности и осторожности при заключении сделки со спорным контрагентом и не может рассматриваться как основание для признания налоговой выгоды необоснованной».

Таким образом, что говорит своим инспекторам финансовое ведомство? Оно говорит: мало зацепиться за формальный признак, мало того, чтобы директор сказал, что не подписывал бумаги, надо доказать, что сделка в реальности не существовала. Инспекторам необходимо установить, был ли передан товар, были ли выполнены работы.

Более того, письмо устанавливает дополнительные критерии того, как будет проверяться, что налогоплательщик проявил разумность и осмотрительность при выборе контрагента. ФНС указывает на необходимость запроса у налогоплательщика документов и информации относительно действий налогоплательщика при выборе контрагента. Это следующие документы и сведения:

  • документы, фиксирующие результаты поиска, мониторинга и отбора контрагента;
  • источник информации о контрагенте (сайт, рекламные материалы, предложение к сотрудничеству, информация о ранее выполняемых работах контрагента);
  • результаты мониторинга рынка соответствующих товаров (работ, услуг), изучения и оценки потенциальных контрагентов;
  • документально оформленное обоснование выбора конкретного контрагента (закрепленный порядок контроля над отбором и оценкой рисков, порядок проведения тендера и др.);
  • деловая переписка.

Таким образом, при ближайшем рассмотрении единственное, на что указывает данное письмо, — инспекторы будут более тщательно проводить проверки, и оспорить их результаты будет еще сложнее.

Долгожданная судебная практика, говорите?

Ситуации, когда ваш счет оказывается замороженным, встречаются все чаще. Одно из наиболее распространенных оснований — приостановка как санкция за не сдачу отчетности. Причем обязанности сдавать может и не быть. Именно такая ситуация стала предметом судебного разбирательства по делу № А40-129875/2016.

ИФНС вынесла решение о приостановлении операций по счетам, а также переводов электронных денежных средств по расчетным счетам.

Решение было вынесено в связи с непредоставлением налоговой декларации по земельному налогу. Позже судами было установлено, что организация не являлась налогоплательщиком земельного налога, а значит, обязанность по предоставлению налоговой декларации по земельному налогу у нее отсутствовала. Факт того, что декларацию предприятие могло не сдавать, инспекция не оспаривала, но операции по счетам ошибочно приостановила.

За неправомерный арест счета или отмену блокировки налоговый орган должен выплатить вам проценты. Эта обязанность установлена п. 9.2. ст. 76 НК РФ. Дабы не у кого не было сомнений, приведем дословную цитату нормы:

«В случае нарушения налоговым органом срока отмены решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика-организации в банке или срока направления в банк решения об отмене приостановления операций по счетам налогоплательщика-организации в банке на сумму денежных средств, в отношении которой действовал режим приостановления, начисляются проценты, подлежащие уплате налогоплательщику за каждый календарный день нарушения срока.

В случае неправомерного вынесения налоговым органом решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика-организации в банке на сумму денежных средств, в отношении которой действовало указанное решение налогового органа, начисляются проценты, подлежащие уплате указанному налогоплательщику-организации за каждый календарный день, начиная со дня получения банком решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика до дня получения банком решения об отмене приостановления операций по счетам налогоплательщика-организации.

Процентная ставка принимается равной ставке рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действовавшей в дни неправомерного приостановления операций по счетам налогоплательщика-организации, нарушения налоговым органом срока отмены решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика-организации в банке или срока направления в банк решения об отмене приостановления операций по счетам налогоплательщика-организации в банке».

В переводе с юридического на русский, казалось бы, данную норму следует понимать как то, что проценты по ставке рефинансирования начисляются на сумму денежных средств, которая непосредственно была заблокирована на счете в таких случаях:

  • при нарушении срока отмены решения о блокировке счета проценты начисляются за каждый день просрочки в снятии блокировки со счета;
  • при нарушении срока направления в банк решения об отмене приостановления операций по счету — за каждый день просрочки в передаче решения;
  • при вынесении неправомерного решения об аресте счета — за каждый день действия такого решения, т. е. со дня его получения банком до дня получения им решения об отмене блокировки.

Никаких ограничений на начисление процентов в норме нет. Перечитываем еще раз — нет. Ничего, из-за чего можно было бы предположить, что проценты можно не получить, норма не содержит. Однако данная особенность не мешает судам всех инстанций при рассмотрении дела А40-129875/2016 найти основания, чтобы отказать налоговплательщику. Судьи приводят следующее толкование: «Абз. 2 п. 9.2 ст. 76 Налогового кодекса Российской Федерации не предусматривает безусловной обязанности налогового органа по уплате процентов налогоплательщику при наличии неправомерного решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банке. Взыскание с налогового органа процентов, предусмотренных абз. 2 п. 9.2 ст. 76 Налогового кодекса Российской Федерации, носит компенсационный характер и не предполагает обогащение налогоплательщика». Вот оно как, то есть судьи росчерком пера устанавливают, что если не доказано наличие убытков, то проценты не начисляются.

Полагаете, случай в практике единичный? Увы, нет. Аналогичный подход сформулирован и в Постановлении Арбитражного суда СКО от 02.10.2015 № А22-3531/2014, и в Постановлении ФАС По от 13.03.2014 № А55-10174/2013, и в иных нормативных документах.

Так что не надо надеяться, что Определение ВС РФ от 27.03.2017 № 305-КГ16-16245 по делу № А40-168230/2015, которым суд признал незаконность вынесенных решений по блокировке счетов компании за непредоставление деклараций по налогу на прибыль и отправил дело на рассмотрение в части взыскания убытков, указывает на тенденции к изменению подхода к защите прав бизнеса.

Ничего это определение, равно как и нашумевшее письмо, увы, не знаменует. А чем закончится это новое рассмотрение, лично у меня вызывает большой вопрос.

Юристы, безусловно, молодцы и сумели добиться того, что на высшем судебном уровне прозвучало, что блокировать расчетные счета за непредоставление расчетов неправомерно. Но означает ли это, что теперь этого делать не будут?

Обращаем внимание читателей: блокировка законна, если не сдана декларация за налоговый период, и неправомерна за не сдачу квартального расчета!

Конечно, можно с учетом этой практики рекомендовать налогоплательщикам заранее подстраховываться и приобщать при обжаловании негативные последствия блокировки, претензии от контрагентов с требованиями об оплате неустойки за нарушение сроков оплаты за дни блокировки, разорванные контракты и прочее…

И, безусловно, рекомендую собирать доказательства убытков с первого дня необоснованной блокировки, поскольку при отсутствии этих документов перспективы взыскания становятся еще более сомнительными.

Однако считаю, что такой подход нельзя признать спасением. Ведь если суды изначально допускают вольную трактовку, то ни одна рекомендация не сможет дать гарантию, что вы сможете защитить свои права и гарантированно получите то решение, на которое рассчитываете. Бумажки сами по себе ничего не решают, более подробно читайте в моей статье «Проверка деловой репутации контрагента».

статистика поддержки судами решений налоговых органов

Более того, налоговое ведомство публикует официальную статистику рассмотрения налоговых споров. Приведенная статистика наглядно показывает, что в пользу бюджета рассмотрено 82 % споров, и это не что иное, как продолжение тенденции, наметившейся в 2011 году [1]. До этого по итогам судебного обжалования бюджету оставалось только 44 % спорных сумм.

К сожалению, проанализированные судебные акты лишь в очередной раз показывают непредсказуемость судебных решений и необходимость ведения бизнеса в ситуации правовой неопределенности. В конечном счете данная политика, равно как и тенденции субсидиарной ответственности руководителей бизнеса с фактической невозможностью получения рассрочки исполнения судебного акта подорвут инициативу и желание заниматься бизнесом в России. Но как знать, может быть, все еще изменится.

[1] Статистические данные приведены по публикации в журнале «Налоговед», апрель 2017.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *