nds2

Все что необходимо знать об оптимизации НДС

Какая бывает оптимизация НДС?

Первое и самое главное, что необходимо знать каждому предпринимателю: законной оптимизации НДС не существует!!!

Первое и главное, что необходимо знать каждому предпринимателю: законной оптимизации НДС не существует!

НДС не оптимизируемый налог. Можно относительно законными способами изменять период оплаты, двигая его по налоговому периоду. Можно аналогичными способами менять плательщика, двигая его по группе компаний. Можно получать вычет, покупая не всегда нужные активы, но при этом деньги будут уходить не туда, куда нужно бизнесу.

НДС можно не платить на законных основаниях в силу применения специального налогового режима. Более того, находясь даже на общей системе налогообложения, в ряде случаев возможно не платить НДС, получив освобождение от него.

Право на это возникает в силу п. 1 ст. 145 НК РФ.  Там указано, что организации и индивидуальные предприниматели имеют право на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой налога (далее — освобождение), если за 3 предшествующих последовательных календарных месяца сумма выручки от реализации товаров (работ, услуг) этих организаций или индивидуальных предпринимателей без учета налога не превысила в совокупности 2 000 000 рублей.

Можно получить освобождение вообще на 10 лет, но не всем. Организация, получившая статус участника проекта по осуществлению исследований, разработок и коммерциализации их результатов в соответствии с Федеральным законом от 28.09.2010 №244-ФЗ «Об инновационном центре «Сколково», при определенных условиях имеет право на освобождение в течение 10 лет со дня получения ею статуса участника проекта.

Если НДС возник, то его придется заплатить. Все, что предлагает рынок оптимизации НДС, не связанное с реальным приобретением активов, ─ это уход от налога. Ответственность за это установлена не только Налоговым кодексом Российской Федерации, но и Уголовным.

Причины, толкающие бизнес к оптимизации налогов

По глубокому убеждению автора, причины эти кроются не только в том, что никто не желает отдавать кровно заработанное, но и в чрезмерной налоговой нагрузке на фоне низкого уровня признания и понимания существующей налоговой системы. Своего рода философские вопросы типа «Почему, платя налоги, я плачу за школу, медицину и прочее?»

И бытовая причина: выживать надо. Все ищут способ увеличения рентабельности бизнеса, формирования конкурентоспособных цен. Увы, но чаще всего оптимизация бизнес-процессов не дает нужного результата. Да и сделать это в государстве, где платить налоги в сознании плательщиков считается дурным тоном, объективно крайне сложно. Реальная налоговая нагрузка в нашей стране крайне высока. Мне не приходилось видеть предприятия на общей системе налогообложения, где удалось бы снизить этот показатель менее 37 % при использовании только законных механизмов.

Можно громко и долго говорить с трибун о низких налоговых ставках, но все они опровергаются элементарными примерами на цифрах. Принято говорить, что у нас чуть ли не самая низкая ставка по налогу на прибыль в 20 %. Но умалчивается о том, что далеко не все расходы бизнес может принять для целей налогообложения. О чем это я?

Возьмем расходы на рекламу, которые принять для целей налогообложения можно лишь в процентном соотношении к выручке. Напомним, в силу п. 4 ст. 264 НК РФ рекламные расходы делятся на рекламные расходы, принимаемые к учету в полном объеме, и рекламные расходы, которые признаются в размере, не превышающем 1 % от выручки от реализации.

Допустим, выручка нашего предприятия составила 100 000 рублей, реальные расходы — 90 000.

Тогда прибыль до налогообложения составит 10 000 рублей.

Но некоторые расходы не признаются налоговой инспекцией в качестве уменьшающих налогооблагаемую базу. Предположим, что сумма непризнанных расходов составила 10 000 рублей.

Таким образом, реальная налогооблагаемая база составит: 100 000 – (90 000 – 10 000) = 20 000.

Тогда реально уплачиваемый бизнесом налог на прибыль составит: 20 000 х 20 % = 4 000 (или 40 % от прибыли).

40 % в данном примере — это и есть эффективная ставка налога, которая реально будет уплачена бизнесменом в бюджет. То есть реальная ставка налогообложения много выше.

Нельзя принять на расходы часть уплаченных процентов, часть объективно необходимых для бизнеса расходов, но почему-то не признаваемых таковыми в целях налогообложения. Об этом можно говорить много, но это не тема данной статьи и, увы, большинство из сказанного не будет иметь практического применения, хоть и способствует пониманию того, почему же так широко распространен в нашей стране уход от налогов.

Псевдо законная оптимизация НДС

Итак, разберемся с основными предложениями от «умельцев», которые пытаются убедить бизнесмена в том, что он ничем не рискует. Где они лукавят?

«Покупка» входящих счетов-фактур

Один из самых популярных способов, который практически вообще не воспринимается предпринимателями как преступление: «А что такого, я деньги вывожу». Это всегда покупка «виртуальных» товаров и услуг. Говоря «виртуальный», мы имеем в виду, что этих товаров и услуг фактически не существовало. Этот способ оставляет самый яркий и грубый след в отчетности. В одной организации мне буквально устроили допрос: «Кто из сотрудников вам рассказал истинное содержание хозяйственной операции?» Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что не бывает такого, что вас кредитуют на существенные для вашей фирмы объемы и не просят заплатить. Побочной платой за такую оптимизацию становятся:

  • колоссальные товарные остатки, которых нигде нет, но которые можно попросить вернуть в случае банкротства или смены руководства компании;
  • такие же задолженности перед контрагентами, которые делают фактически невозможным привлечение в компанию внешних инвестиций.

Да, безусловно, существуют, известны и широко используются методы зачистки таких балансов, но они также лежат вне плоскости правового поля.

«Обнал» с предоставлением счетов-фактур

Столь же популярный способ, позволяющий помимо «оптимизации НДС» получить деньги на выплату «конвертных» зарплат, взяток, откатов и прочих находящихся вне пределов правого поля действий.

В ряде случаев документально операции оформлены вполне прилично. В отчетности они сильно не видны и могут остаться незамеченными при аудите. Рассыпаются схемы через проведенный налоговиками фактический анализ деятельности контрагента-однодневки. Надо отметить, что качество данных компаний становится последнее время выше и их не всегда видно при беглом исследовании.

Проведенный нами анализ показывает, что все чаще для указанных целей используются компании, которые в прошлом могли быть совершенно легальны и вели реальную деятельность. Затем в такую компанию вводится новый учредитель и директор («человек-пустышка»: маргинал, студент или просто недалекий зачастую случайный человек, который согласился за плату побыть учредителем, или иное лицо, недавно утратившее паспорт). Указанный довод, на наш взгляд, еще один аргумент против того, чтобы соглашаться на альтернативные формы закрытия бизнеса. Более подробно об альтернативной ликвидации читайте в статье «Альтернативная ликвидация фирмы и ее риски».

В рамках освещения данной темы нам представляется примечательным дело А53-7344/2018.

6 декабря 2018 года по данному делу был вынесен судебный акт апелляционной инстанции. Дело примечательно тем, что в нем нашли отражение рейтинги налогоплательщиков, присваиваемые налоговым органом и наглядно демонстрирующие, что налоговый рейтинг компании ─ не пустой звук, а реально существующая категория.

В ходе контрольных мероприятий, проведенных в отношении поставщика, были заявлены следующие доводы, положенные в основу акта о доначислениях, а потом и перекочевавшие в судебные акты, поддержавшие налоговый орган:

  • учредителем является иностранное лицо;
  • среднесписочная численность сотрудников ─ 1 чел.;
  • имущество и транспортные средства в собственности у поставщика отсутствуют;
  • количество ввезенного товара в режиме импорта превышает количество приобретенного, происхождение «излишков» реализуемого товара не установлено.

Компании-поставщику присвоены следующие критерии рисков:

  • 20501 ─ отсутствие работников и лиц, привлеченных по договорам гражданско-правового характера;
  • 20052 ─ представление «нулевой» налоговой отчетности;
  • 20101 ─ отсутствие основных средств;
  • 20002 ─ представление «нулевой» бухгалтерской отчетности.

На сегодняшний день любовь к «обналу» становится все более дорогим удовольствием для бизнеса ─ как с позиции начального входа в схему, так и с позиции возможностей защиты нерадивого бизнесмена, прибегнувшего к ней. Увы, но зачастую единственным выходом из уголовного преследования становятся положения п. 2 примечаний к ст. 199 УК РФ. В соответствии с ними лицо, впервые совершившее уклонение от налогов, сборов, подлежащих уплате организацией и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией-плательщиком страховых взносов, освобождается от уголовной ответственности, если этим лицом либо организацией уклонение от уплаты налогов, сборов, страховых взносов, которые вменяется этому лицу, полностью уплачены суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумма штрафа в размере, определяемом в соответствии с НК РФ.

Аналогичные положения содержатся в примечаниях к ст. 199.1 УК РФ. Иными словами, первый раз любое лицо может уйти от уголовной ответственности, компенсировав потери бюджету и заплатив все штрафы и пени. Но горе-бизнесмены далеко не всегда имеют средства для того, чтобы воспользоваться положениями данной нормы.

Замена реального приобретения через подставные компании с завышением цен и вычетов по НДС

На этот способ частенько покупаются даже те, кто долго и часто говорил: «Мы платим все налоги». На первый взгляд кажется, а что такого: «Товар-то я реально покупал, значит, смогу доказать реальность сделки, я лишь немного завышу расходы и вычеты». При аккуратном применении способ глаз не режет, и соблазн воспользоваться им достаточно велик. Использование этого приема бизнесмен до последнего отрицает. Часто искренне не подозревая, что попал в ловушку недобросовестного менеджера, дополнительно заработавшего на «подложке» своей компании, в которую уйдет полагающийся ему откат. Противодействием внутренним злоупотреблениям станет проверка контрагентов.

Следует также отметить, что «помойки» от менеджеров скорее исключение чем правило и как правило, такие случаи скорее исключение. В большинстве своем доказательная база по применению этих способов «оптимизации» строится и на показаниях сотрудников «оптимизатора». Так, в рамках рассмотрения спора по делу А13-14206/2016 использование компаний-«прокладок» был преимущественно подтвержден показаниями самих сотрудников. Последний судебный акт по указанному делу был принят 25 октября 2018 года. Он примечателен еще и тем, что сумма доначислений в нем относительно небольшая, всего 2 077 631 руб. 52 коп., а значит, наглядно развеивает миф многих предпринимателей: «Мы маленькие, до нас руки не дойдут». Вероятнее всего, бизнесменами использовалась «собственная техничка». На чем «прокололись» предприниматели и что позволяет нам сделать такое предположение:

  • вычет заявлен по взаимоотношениям с контрагентами, которые в действительности не имели возможности и фактически не осуществляли поставку товарно-материальных ценностей в адрес общества;
  • во внимание приняты показания кладовщика, ранее работавшего в обществе, о том, что данные контрагенты ему неизвестны, документы по принятию товара от них не подписывались;
  • учтены и показания собственников автотранспортных средств, данные о которых содержатся в транспортных накладных, на которых декларировалась перевозка товара;
  • поставщики-«прокладки» исключены из ЕГРЮЛ и относятся к категории организаций, не ведущих реальную предпринимательскую деятельность;
  • документы, свидетельствующие либо о поставке товара, либо об осуществлении перевозки товара, а также подтверждающие взаимоотношения с контрагентом, по требованиям налогового органа не представили;
  • денежные средства на счет декларируемого поставщика поступали в основном от общества (около 95 % всех поступлений).

Существенным отличием данного дела от других похожих дел является то, что в рамках проверки было установлено реальное лицо, которое могло осуществить поставку, имело документы по взаимоотношениям с «оптимизатором», из которых усматривается, что эта организация реализовывала товар, но согласно первичным документам такой товар не поставляла.

Завышение объемов и соответственно вычетов по НДС

Указанный метод является разновидностью предыдущего. Здесь завышаются не цены, а объемы фактически оказываемых услуг, реже ─ приобретаемых товаров. Так, например, в рамках дела А13-8256/2015 инспекторы установили, а оптимизатор не смог опровергнуть совокупность следующих фактов, ставших основанием для доначисления НДС:

  • счета-фактуры и акты подписаны от имени оптимизатора и исполнителя одним лицом, работавшим в обеих организациях на должности финансового директора;
  • отсутствие оплаты услуг исполнителя;
  • для выполнения заявленных перевозок требовалось 1920 рейсов одного полностью загруженного самосвала, что нереально было исполнить за указанный период имеющимися в собственности транспортными средствами;
  • недоказанность наличия у исполнителя автомобилей, самосвалов, экскаваторов, в том числе на праве аренды.

Рассмотрение данного дела было завершено в кассации 27 сентября 2018 года. Эта схема примечательна тем, что в данном случае доначисление произведено по реально существующему и ведущему деятельность контрагенту. Целью этой схемы была обернувшаяся доначислениями неумелая и неудачная попытка «перекидки» НДС в компанию, входящую в холдинг, где имелись излишки входного НДС.

Естественно мы сделаем все возможное, чтобы снизить потери и риски от некорректной оптимизации, но давайте будем честны:  описанные выше методы не имеют ничего общего с законной оптимизацией налогов и являются способами ухода от них. В большинстве своем эти методы «шиты белыми нитками» того или иного качества стежков. Игры с налогами, возможно, и затягивают, но могут стоить очень дорого.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *