Взыскание долгов с физических и юридических лиц. Возврат долгов через суд

Тенденции взыскания долгов и налогов

На сегодняшний день сформированы значительные предпосылки в рамках законодательства о банкротстве и Налогового кодекса, чтобы вынудить бизнесменов возвращать долги и платить налоги в соответствии с выбранной системой налогообложения.

Не возврат долгов контрагентам

Раньше взыскать долг организации с директора или учредителей можно было только в рамках дела о банкротстве. Если оказывалось, что организацию-должника успели исключить из ЕГРЮЛ, то фактически это означало, что с деньгами придется попрощаться.

С 28 июня кредиторы получили право требовать непогашенный долг от бывших руководителей должника, исключенного из реестра. При этом требуется лишь обратиться с заявлением о взыскании к лицам, из-за которых долг остался непогашенным.

С 1 июля кредиторы могут привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве еще в трех ситуациях:

  • конкурсное производство завершилось;
  • суд вернул заявление о банкротстве;
  • суд прекратил производство по делу о банкротстве из-за того, что имущества должника недостаточно, чтобы возместить судебные расходы.

Отметим, что закон позволяет спрашивать не только с руководителя, но и с других лиц, которые фактически могли определять действия должника и давать указания директору. В ст. 60.10 ФЗ «О банкротстве» понятие контролирующего лица теперь сформулировано широко. Так, возможность определять действия должника может достигаться:

1) в силу нахождения с должником (руководителем или членами органов управления должника) в отношениях родства или свойства, должностного положения;

2) в силу наличия полномочий совершать сделки от имени должника, основанные на доверенности, нормативном правовом акте либо ином специальном полномочии;

3) в силу должностного положения (в частности, замещения должности главного бухгалтера, финансового директора должника либо лиц, указанных в подпункте 2 пункта 4 указанной статьи, а также иной должности, предоставляющей возможность определять действия должника);

4) иным образом, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом.

Пока непонятно, как пойдет практика «по другим лицам», не входящим в состав учредителей и членов советов директоров, но понятно, что так или иначе она начнет формироваться, а значит, в зоне риска оказывается практически любой.

На сегодняшний день взыскивать долги становится более интересным и перспективным занятием, нежели ранее. Как это было ранее, наглядно видно в статье «Попробуй, догони. О противостоянии должников и кредиторов». Таким образом, законодатель, вероятно, пытается пресечь доводы всех бизнесменов: «Я бы, может, и платил налоги, если бы мог собрать со всех, кто мне должен». Никаких может, плати и взыскивай. Сколько ты при этом потратишь времени и денег на юристов — никого не волнует. Не можешь построить эффективно работающий бизнес – уходи с рынка. Как-то так выглядят последние поправки законодателя.

«Черная» и «серая» оптимизация налогов

Одновременно с изменениями в сфере взыскания задолженностей законодатель вносит существенные поправки в налоговое и банковское законодательство. Налоговый кодекс дополнен положением, запрещающим отражать в бухучете любые операции, которых на самом деле не было, за счет связи с «серыми» или «черными» лавками, торгующими входными счетами-фактурами и виртуальным товаром, и «обнальными» конторами. Следует отметить, что ряд бизнесменов уверены: если они не завершают хозяйственную операцию получением «налички», то им претензий не предъявят, ведь они ничего особенного не делают. Вынуждена разочаровать: делаете, причем более заметно, чем пологаете. У вас при этом наращивается кредиторская задолженность, которую просто невозможно не заметить. Использование таких долгов в расчетах, вексельных схем, реорганизаций с последующим закрытием отделенного с задолженностью лица видно любому умеющему читать отчетность лицу, и дальше остается лишь собрать доказательную базу.

Все системы льготного налогообложения становятся зоной пристального внимания, а дороги к черной и серой оптимизации практически полностью отрезаны. Разделение бизнеса для вида становится рисковым занятием и чревато вменением схемы со всеми вытекающими доначислениями. Если холдинг принимает решение оптимизировать налоги через разделение бизнес-направлений, то разделяться придется реально, а не номинально. Осуществленную реорганизацию должны считать реальным разделением все сотрудники организации. Они должны четко знать, где и кем работают, за что отвечают и кому подчиняются. Некорректные ответы в рамках опросов позволят признать осуществленные организационные изменения фиктивными и служащими лишь одной цели – снижению налогов. Наша практика работы с компаниями свидетельствует, что более всего ошибок допускают индивидуальные предприниматели. Если сотрудник принял, но не осознал оформления себя в статусе индивидуального предпринимателя и по-прежнему считает себя сотрудником компании, то, вероятнее всего, за счет его ответов именно сотрудником, а не предпринимателем посчитают его и налоговые органы.

Если предприниматель оказывает услуги управления транспортом, выступает агентом по продажам или закупкам лишь для одного «моноклиента», то внимание к нему и желание с ним пообщаться у контролирующих органов будет особенно сильно. И по итогам такого общения его, скорее всего, признают сотрудником.

На наш взгляд, инициатива оформления предпринимателем должна исходить от будущего предпринимателя, а не от администрации организации и основываться на системе вознаграждения работников и предпринимателей. Тогда и путаницы в показаниях будет меньше и понимание, в сколько рублей обходится выплата предпринимателю, а сколько работнику будет выше. Обналичивая деньги для черных зарплат, руководитель не только подставляется под риск доначисления налогов и уголовного преследования, но и работниками воспринимается исключительно как недобросовестный работодатель. К сожалению работники не вникают, что для того чтобы работник получил на руки 100 рублей, работодатель должен заработать и заложить на выплату минимум 43 % сверху (ПФР -22 %, ОМС – 5,1 %, ФСС – 2,9, НДФЛ -13 %). А еще надо заложить на подмену на время отпуска, больничного и на компенсацию, если работник не оправдает ожидания, и с ним необходимо будет расставаться. Работника не интересуют ни взносы, ни НДФЛ, ему интересно лишь сколько он получит на руки.

Обращаем внимание, что ответственность свидетеля, которого вызывают на допрос в налоговую инспекцию, на сегодняшний день предусмотрена только ст. 128 Налогового кодекса: «Неявка либо уклонение от явки без уважительных причин лица, вызываемого по делу о налоговом правонарушении в качестве свидетеля, влечет взыскание штрафа в размере 1000 рублей. Неправомерный отказ свидетеля от дачи показаний или дача заведомо ложных показаний влечет за собой взыскание штрафа в размере 3000 рублей». Таким образом, в ряде случаев иногда целесообразней либо не ходить, либо, придя, не говорить лишнего, чем сформировать ответами доказательную базу.

Всем бояться

При чтении поправок, официальных разъяснений, методичек создается устойчивое впечатление, что задача, которую ставят перед контролирующими органами, – это не только собрать деньги, но и сформировать доказательную базу. Так, одними из последних можно назвать методические рекомендации, разработанные Следственным комитетом России по установлению в ходе налоговых проверок обстоятельств, свидетельствующих об умысле, направленном на неуплату налогов, в действиях должностных лиц налогоплательщика. Пока документ доступен по этой ссылке. В указанном документе рекомендовано делать описание по форме обвинительного заключения.

Все еще думаете, что это лишь страшилки от консультантов, желающих заработать? Увы, поправки, введенные № 401-ФЗ и № 488-ФЗ, еще как позволяют взыскать:

и с генерального директора, в рамках дел о банкротстве, как в Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа по делу № А 44-1755/2011 от 23.01.17 г. и Постановлении Десятого арбитражного апелляционного суда от 01.09.16 по делу № А41-48155/14;

и в рамках уголовного преследования, см. например Решение Георгиевского городского суда Ставропольского края от 06.07.17 г. по делу № 2-1391/17. А в Решение Вологодского городского суда Вологодской области от 17.07.17 г. по делу № 2-5617/2017, взыскание было произведено уже после закрытия уголовного дела;

и с главного бухгалтера, и с финансового директора, и даже с «вашей» соседней компании, см. например, Решение Кропоткинского городского суда Краснодарского края от 06.07.17 г. по делу 1-182/2017, Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21.07.17 г. по делу №А56-68022/2016. И не надейтесь, что «пока суд да дело по первой, остальные успеете зачистить». Суд охотно дает обеспечительные меры по зависимым компаниям, которым доначислены налоги, см. например, Постановление Тринадцатого апелляционного суда от 22.05.17 г. по делу № А56-7279/2017.

Следует отметить, что тенденция доначислений зависимым компаниям нашедшая поддержку в Верховном суде, в ближайшее время будет набирать популярность. Данная поддержка была сформулирована в Определении Верховного Суда РФ от 28.07.2017 № 305-КГ17-9135 по делу № А40-81870/2016.

В рамках спора дошедшего до Верховного суда, доказать зависимость и дончислить налоги позволила совокупность факторов:

  • директор и учредитель одной организации был оформлен исполнительным директором в другой;
  • за период 2013-2014 года сотрудники одной организации были «переведены в другую;
  • возражения, мол, сотрудники сами перешли к конкуренту, рассыпался об обороты компаний (на момент перехода, так называемая конкурирующая была явно более слабой) и показания сотрудников, пояснивших, что оформляли пакеты от обеих организаций;
  • кроме того компании совпали, по адресам, телефонам, обслуживающим банкам и даже на сайте job-MO.ru при указании информации о найме в одну организацию были указаны контактные данные и сведения о месте работы другой организации.

Таким образом, поверхностный подход при разделении или перекидке оборотов может очень дорого обойтись управляющим бизнесом.

Из хорошего, в рамках следственных действий в удовлетворении ходатайств о взятии под стражу, преимущественно отказывают, см. например, отказное Постановление Калининского районного суда Тверской области от 17.07.17 г. по делу № 3/1-60/2017. Реальные сроки, как можно увидеть в приведенных судебных актах, тоже пока еще дают не часто.

Ведете бизнес, как и вчера – тогда будьте готовы, что с вас спросят, а юристы мало чем смогут помочь.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *